На досуге

Дела семьи превыше всего

 

1

 

В последний раз в Альдебран приезжали люди около 10 лет назад, когда еще был жив мистер Баррингтон. Именно с его легкой руки в огромном саду поместья собиралась вся многочисленная семья. Приглашали даже мисс Айрленд Форстер – сварливую «старую деву», сестру матери мистера Баррингтона. Теперь же это место заросло травой, опавшими листьями, и в любую погоду здесь гуляет ветер.

Роуз с тоской смотрела на некогда любимое всеми уютное место, которое каждый член их семьи с нежностью называл своим домом. Взгляд её постепенно охватывал каждый сантиметр заросшей старым виноградом беседки, где ей так нравилось играть, представляя себя средневековой принцессой. Сейчас  беседка и вправду выглядела, будто сохранилась со времен короля Генриха VIII. «Она единственная из нас всех, кому эти изменения пошли на пользу», - подумала Роуз.  От всего окружающего веяло невероятной тоской по утраченному великолепию.

Роуз поставила чемодан на землю возле ворот, которые теперь открывались со скрипом. «Это место как раз для меня, теперь мы похожи», - пришла она к выводу.

Роуз Барринтон-Фостер прожила в этом поместье первые 16 лет своей жизни, и самые теплые воспоминания у неё связанны именно с этим местом. Зря она так рано «вырвалась из гнезда». Почему она так спешила? И жизнь сполна одарила её всеми своими красками, всеми возможными гранями. Теперь же, когда она так нуждается в теплоте и спокойствии, для нее есть только одно место, которое может дать эти чувства – Альдебран.

Вдалеке у входа в дом показался пожилой мужчина. Что-то знакомое было в его чертах.

- Чарли? Неужели это Вы?

Мужчина от неожиданности дернулся и резко повернул головой. Давно сюда не заходили незнакомые люди. Да и вообще кто-нибудь, кроме местных рабочих людей. К тому же, в последнее время Чарли стал хуже видеть.

- Простите мисс, я могу Вас знать?

- Неужели я так сильно изменилась, Чарли? – Роуз пошла в его сторону, - Вы до сих пор живете здесь? Не думала, что кого-то увижу в этом доме.

Чарли пригляделся внимательнее, и, чем ближе подходила девушка, тем больше он её узнавал.

- Мисс Баррингтон? Роуз? Простите.. Я совсем стал старым, вижу плохо.. Да и не ожидал я никого.. Как Вы.. зачем Вы здесь? – от неожиданности и волнения у Чарли путались слова, - Простите меня. Я что-то разволновался. На самом деле, я рад Вас видеть. Очень рад.

- Я тоже, Чарли. Но неужели я так сильно изменилась?

Вопрос был риторическим, ведь Роуз и сама почти не узнает себя в последнее время.

- Да, мисс, - Чарли всегда отличался редкой прямолинейностью, за что и любил его покойный мистер Баррингтон, - Вы очень похудели, да и с короткой стрижкой похожи…

Тут Чарли понял, что снова заговорился.

-Простите, мисс, я снова.. Ох.. – от волнения у него затряслись руки.

-Ничего, Чарли. Я и сама знаю, что выгляжу не очень. Вы как? По-прежнему живете здесь? Ох, у меня столько вопросов. Может, пригласишь в дом? Чаем угостишь? – Роуз была искренне рада встрече с Чарли, от чего у нее заметно улучшилось настроение.

- Ох, мисс, конечно, давайте ваши вещи, я отнесу их в вашу комнату. Да что же это я? Как будто в свой дом веду.… Это же Ваш дом, мисс. Пойдемте скорее, а то дождь начинается.

Чарли тоже был рад Роуз, он скучал по ней. Долгое время Роуз испытывала трудности в общении со сверстниками, и именно Чарли стал её лучшим другом на долгие годы. Ей даже не стали приглашать гувернантку, как старшим детям мистера Баррингтона, Чарли с легкостью и плохо скрываемой радостью заменил её для Роуз. Ему нравилось заниматься с любознательной и умной Роуз, и к тому же, он всегда хотел дочку. Но у него было 2 сына.

Внутри дома обстановка была куда лучше, чем снаружи, и все-таки было видно, что за внутренней составляющей кто-то следит. Чарли заметил невольно-оценивающий взгляд Роуз.

- Да, время не щадит ничего и никого.… К сожалению, сил хватает только, чтобы за домом следить. И то, в последнее время Мегги стала сильно уставать, поэтому некоторые комнаты наверху мы просто заперли. Но не переживайте, мисс, вашу комнату Мегги исправно убирает, - Чарли говорил быстро, торопливо, видимо снова сказывалось волнение.

- Да, а где Маргарет? – Роуз совсем забыла про супругу Чарли, милую женщину, что пекла вкусные пироги по дням недели.

От одной только мысли об этом, а в особенности о пироге с курицей для четверга, у Роуз заурчало в животе, и звук разнесся по всему холлу. Роуз стало ужасно неловко. Действительно, она больше суток ничего не ела.

- Вы голодны, мисс? Пройдемте в кухню, я налью вам чаю с сендвичами. А там и Мегги вернется. Ох, как она будет рада!

- Чему я должна обрадоваться? Ты с кем тут, Чарли? – у порога стояла женщина с большой корзиной с продуктами.

«А она совсем не изменилась», - подумала Роуз, - «Те же уложенные белокурые кудри, тот же тренч оливкового оттенка, даже голос не поменялся!». Женщина старательно всматривалась в девушку, оглядела с ног до головы.

- Святые угодники, Роуз! Милая моя, как же я рада Вас видеть! Ох… Разрешите я Вас обниму. Да что же это? – женщина бросила корзину и двери, бросилась к девушке и стиснула ту в своих объятиях. Роуз ответила тем же.

- Маргарет, милая. Я тоже невероятно рада видеть вас. Я скучала по вашей чете.

От нахлынувших чувств и воспоминаний у Роуз выступили слезы. Перед глазами всплывали моменты.

…Ей 6 лет. Неделя перед рождеством. Родители уехали в Лондон, чтобы посетить чреду светских раутов, ведь их положение обязывало. Роуз никогда этого не понимала, и оттого всегда плакала, когда приходилось расставаться с мамой.

- Ну что ты, Рози, - мама пыталась выпутаться из цепко обхвативших её ноги рук Роуз, - Мама вернется в субботу. Отпусти же, пожалуйста. Рози! Уже не смешно. Ты же не одна остаешься, здесь и Уилли, Колин, даже Кертис и Фаррелл, иди к ним. Слышишь, они зовут тебя? Мегги, ну же, забери её!

- Пойдемте, мисс, - Маргарет отцепила ручки Роуз и прижала её к себе, - В комнате Вас ждет ваш любимый пирог с марципаном. Давайте же, успокаивайтесь.

Однако, Роуз не могла резко остановить свои рыдания. От слез она уже почти обессилела, но по-прежнему захлебывалась в плаче.

- Папа… Ну пожалуйста... Не уезжайте, - оставив попытки разжалобить мать, девочка переключилась на отца. Тот с жалостью смотрел на свою любимую девочку. Затем повернулся к жене:

- Дорогая, может, и впрямь не поедем? И без нас там хорошо проведут время.

- Гарри, ты же знаешь, что мы не можем не ехать. Сегодня ужин у твоей сестры. Ты там главный гость. И не поддавайся на провокации. С ума сойти! Никогда не думала, что тобой может крутить какая-то женщина. А эта только и делает, что управляет тобой. И ведь ей всего 6 лет! А она уже добилась того, чего у меня годами не выходит, - миссис Баррингтон с улыбкой смотрела на мужа и дочь.

Генри Баррингтон действительно души не чаял в свое дочери. У него уже было 2 сына, и он считался хорошим отцом, но когда на свет появилась Роуз, его «солнечный лучик», взрослый мужчина, глава огромной строительной кампании, любитель охоты, по словам жены, растаял как «мороженное в полуденную жару». Его восхищало поразительное внешнее сходство с ним, ведь и Уилл, и Колин, были похожи на мать – такие же светловолосые, худощавые, кареглазые. А Роуз была рыженькой с яркими голубыми глазами, веснушками и родинкой на щеке, как и у него. И по характеру они были похожи. С ней, Генри любил проводить любую свободную минутку, брал её с собой на рыбалку, играл в саду, учил кататься на лощади, мастерить кораблики… И девочка, надо признать, отвечала той же искренней любовью, но не смотря на это, вила из отца веревки.

Но вот родители ушли. И весь вечер Маргарет рассказывала детям сказки, что придумывала сама. Конечно, они сюжетом напоминали уже известные, но детям нравились именно эти. Больше всех Роуз любила сказку о принцессе Ингергальде и отважном рыцаре Сольдвиге, живших в глубине веков. Как она сама определяла, именно это сказка повлияла на мироустройство в голове Роуз. Она жила этими образами, даже ставши взрослой.

Кроме того, голос Маргарет невероятно подходил для роли сказительницы: певучий, низкий тембр, легкая томная хрипотца, четкая дикция завораживали и уносили детей в те воображаемые миры. И через некоторое время Роуз абсолютно забывала о недавней истерике и не скучала по родителям.

…Роуз, Чарли и Маргарет уже 3 часа сидели у камина, рассказывая друг другу новости их жизни. В основном говорили супруги, а Роуз больше слушала. Ей не очень хотелось затрагивать свою жизнь, ведь последний год выдался особенно тяжелым. Однако, ничто не может длиться вечно, и рассказ Чарли и Мегги начал исчерпывать себя.

- Мисс Роуз, а как Ваши дела? Все неловко спрашивать, почему Вы одна приехали, без Уильяма? – Маргарет с неподдельным любопытством и облегчением долго назревавшего вопроса глядела в глаза Роуз.

- Мегги!- резко одернул её Чарли. – Что ты говоришь?!

-Все в порядке, Чарли, - вздохнула Роуз, - Мы развелись. Наконец-то…

Чарли и Маргарет переглянулись.

- Давно это произошло? – Мегги явно нервничала и постоянно перебирала пальцами в ладони. У Роуз складывалось впечатление, что она обо всем уже знает, но хочет послушать другую версию.

- Разъехались мы давно. Бумаги оформили неделю назад, - от воспоминаний у Роуз заболела голова, - Прошу вас, давайте пока оставим это. Может быть позже я расскажу всё. Слишком много неприятного в этой истории. А пока могу я пойти спать? Мегги, вы говорили, что моя комната открыта?

-Да, мисс. Приятного отдыха.

Роуз поднялась наверх. Что-то не так было здесь. От радости первой встречи не осталось и следа. «Они всё знают, но выпытывают у меня подробности. Откуда им известно? Всё очень подозрительно. Может у меня паранойя?»

В её комнате все осталось как прежде. Роуз медленно обошла все помещение, заглянула в шкаф. Там одиноко сидел старенький мишка, пыльный, без одного глаза. «О, мой Тедди». Она взяла игрушку в руки и присела на кровать. Её накрыло чувство, будто бы ей снова 10, все дома. Чувство какого-то необъятного счастья. И она уснула.

 


Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти